Посвящение круга

Обсуждение литературы художественных и документальных фильмов на тему магия, духовный рост, развитие сверхспособностей, древние и космические цивилизации.

Модератор: Z

Аватара пользователя
Z
Участник Клуба
Участник Клуба
Сообщения: 6316
Зарегистрирован: 26 июл 2009 08:48
Обучение магии, это:: Жизнь. Ты можешь это принять или это отрицать, но ты всё равно учишься. Быстро или медленно, твой выбор только в этом.
Откуда: Томск
Благодарил (а): 557 раз
Поблагодарили: 449 раз
Контактная информация:

Посвящение круга

Сообщение Z » 13 авг 2009 22:04

Делая шаг к кругу, он ощущал себя так, как будто к ногам привязаны две стокилограммовые гири. Ягненок, которого ведут на закланье, но который так доверяет ведущему, что не пытается сбежать, хотя и может. Он чувствовал себя таким ягненком, нет, не ягненком — бараном, который все понимает, но все равно тупо идет дальше к обрыву, потому что не верит в то, что видит.
Но уже через несколько шагов эти мысли исчезли. Давление стало слишком сильным, Дэвиду показалось, что его пытаются раздавить. Его гэемон существенно окреп с тех пор, как Лэйкил кен Апрей принял землянина в ученики, и какое-то время еще мог сопротивляться напору энергий Круга, но долго так продолжаться не могло. Дэвида как будто размазывало по стене, остановить это — все равно что пытаться голыми руками задержать многотонный пресс…
Откуда-то издалека он услышал голос Идэль:
— Не сопротивляйся, — звуки искажались, растягивались, меняли тембр и ритм. Каждый звук он ощущал физически, как прикосновение. Идэль он не видел, хотя все еще смутно чувствовал ее руку. — Не сопротивляйся. Отдайся ему.
Что-то вынудило его идти дальше — он уже не был способен понять, что это Идэль влекла его за собой. Обычный мир исчез, пространство стало другим; вибрации, струны и сгущения проникали в него, раздирая на части. Он уже не шел — падал куда-то. Он прекратил борьбу, отдался потоку — это был самый быстрый способ умереть. Источник рвал его, как хищник рвет беззащитную жертву; связки гэемона лопались одна за другой, жизненные нити превратились в лохмотья, в спутанный комок остриженных волос… Дэвид не чувствовал, как падает, как Идэль, плача и крича, обнимает его, умоляя идти дальше… В бездне, куда он летел, было так темно и тихо… Не было ничего… Словно еще до рождения… Тишина и покой… Боль, агония умирающего оставались где-то рядом, но он потерял с ними связь: как будто за стеной буянили соседи, а там, где он, все спокойно и мирно… чужая агония, чужая борьба не имеют к нему никакого отношения. Мир угасал. Скоро все стихнет. Он ждал этого.
Но окончательное забвение не приходило. Кто-то отчаянно удерживал его на самом краю, оставался дрожащей натянутой нитью между ним и болью. Дэвид хотел разорвать ее, но не мог: этой нитью была Идэль. Он не мог причинить ей вред даже сейчас. Он просил отпустить его — она не слушала. Потом он ощутил, что его притягивает обратно. Он не хотел, даже сопротивлялся, но в какой-то момент ощутил, что боль — уже не рядом, она — часть его. Это было ужасно, как прикосновение раскаленного железа к коже новорожденного. Его гэемон продолжал распадаться; мучение было невообразимым, он не мог его вынести… но выбора ему не оставили. В какой-то момент он понял, что Идэль, не разжимая объятий, ползет, пытаясь тащить его за собой куда-то дальше; потом он понял, что уже не дышит сам — он дышит через нее. Это ему не показалось странным; наоборот, только так сейчас и было возможно дышать: она дышала за двоих, ему доставалась половина того, что попадало в ее легкие. Она была такой хрупкой… Он попытался помочь ей тащить себя и даже несколько раз сумел оттолкнуться от пола чужими руками и ногами. Своего тела он практически не чувствовал: как будто бы они вдвоем тащили труп; зато Идэль он ощущал так ясно, как никогда раньше. Словно его нервы подсоединили к ее телу. Последнее усилие. Они замерли. Здесь был полный ад. Бесконечная, невообразимая мощь. Такая сила, что способна раздавить любого… но он дышал ею через Идэль, она текла через них двоих, не встречая сопротивления, и после вечности томления Дэвид вдруг понял, что все еще жив. Он мог дышать и существовать здесь. Это было очень странно. Он отдался силе, и она перестала порабощать, он чувствовал себя так, как будто завис в нигде… на огромной глубине, где нет никого живого… но почему-то океан не убил его… он поднял голову. Это было также необычно, как водолазу — осознать, что он превратился в глубоководную рыбу, способную существовать на самом дне океана.
Мир прояснялся — медленно, медленно… Дэвид всплывал к существованию, еще не понимая, что происходит, но инстинктивно стремясь наверх, к свету… Боль утихла, потом совсем ушла. Ему как будто дали новое тело, которое не болит. Он открыл глаза и обнаружил, что полулежит, полусидит на полу; его голова покоится на коленях Идэль, Дэвид попытался встать. Идэль помогла ему. Он был слаб, и подводила координация движений. Но его путь к свету из глубин еще не закончился. Что-то в нем менялось. И продолжало меняться.
— Смотри-ка, — сказал он с легкой растерянностью, и слова — диковинные комки вибраций — сорвавшись с его губ, поплыли направо… налево. — Я еще жив…
Он тронул одно из слов пальцем, и оно распалось на сгустки поменьше.
— Тихо, — сказала Идэль. — Потом поговорим… Пока просто дыши.
Он пил энергию Источника, и сила текла сквозь него, не встречая препятствий. Сила создала его заново — таким же, как прежде, но все же немного иным. Он понял разницу, когда, подчиняясь инструкциям Идэль, стал выходить из Рунного Круга, постепенно приглушая уровень энергообмена с окружающей средой. Он как будто родился заново. Ощущения, которые он не мог описать. Он никогда не думал, что можно чувствовать мир — так.
Сначала ему казалось, что эта эйфория — просто обратное тому, что он испытывал, входя в Источник, но, когда Дэвид переступил последнюю границу, странности не исчезли. Напротив, их стало еще больше, поскольку собственные токи Круга перестали влиять на его восприятие. Он оглядывался вокруг и не мог понять, в чем дело. Он не вызывал Око — но видел энергетический пласт реальности яснее и лучше, чем прежде, когда он пользовался этой Формой. Мир был огромен, и материальный пласт был лишь его частью — не чем-то обособленным, отдельным от целого, а важной деталью общей мозаики. Появились новые способы ощущать мир — об их существовании он даже не подозревал. Прежде он пользовался своим гэемоном, но был похож на слепоглухонемого, вынужденного полагаться только на тактильные ощущения; теперь он видел и слышал.

"Источник волшебства" А. Смирнов.
Свет всегда светит и все освещает, научись принять его, и сам будешь свет..

Аватара пользователя
Zed
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 12 авг 2009 21:14
Контактная информация:

Сообщение Zed » 14 авг 2009 19:21

Даже по моему какую то настройку несет, отрывок.


Вернуться в «Литература и кино»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей

Рейтинг@Mail.ru